Храм (хурул) в селе Речное

Подвиги калмыцких полков в Отечественной войне 1812 года и в заграничном походе русской армии — славные свидетельства совместной борьбы русского, калмыцкого и других народов России против иноземных завоевателей.
 

Строительство храма было начато в 1814 году. Его заложили вблизи Тюменевки, на месте старого деревянного культового сооружения, куда на хранение было сдано пробитое французскими пулями походное знамя Второго калмыцкого полка. Строители были местные. Вероятно, и кирпич изготавливали где-то поблизости. Почти на каждом кирпиче оттиснут выпуклый рисунок лука со стрелой. Это священная родовая тамга хошеутовских нойонов Тюменей — знак рода, еще в далекой Джунгарии прославившегося своими воинами, которых часто ставили во главе боевого клина. Отсюда и название рода — «хош» (клин). Оттиски такого знака можно было сделать только при формовании кирпичей. 
     Храм возводился на добровольные пожертвования калмыцкого народа и отчасти, как уже говорилось, на средства Серебджаба Тюменя, Неизвестна точная дата окончания строительства. Предположительно оно было завершено в конце десятых годов позапрошлого века. Вокруг храма располагались в кибитках кочевые хурулы Декшидын и Манлан. Они хорошо видны на рисунке Чернецовых 1838 года.

По преданию эти хурулы прикочевали еще из Джунгарии, кочевали по левобережью Волги, а с 1811 года тяготели к месту формирования Второго калмыцкого полка, поскольку освящали его отправление в поход и счастливое возвращение. На более поздней — 1868 года — литографии неизвестного художника, приложенной к материалам Храм возводился на добровольные пожертвования калмыцкого народа и отчасти, как уже говорилось, на средства Серебджаба Тюменя, Неизвестна точная дата окончания строительства. Предположительно оно было завершено в конце десятых годов позапрошлого века. Вокруг храма располагались в кибитках кочевые хурулы Декшидын и Манлан. Они хорошо видны на рисунке Чернецовых 1838 года. По преданию эти хурулы прикочевали еще из Джунгарии, кочевали по левобережью Волги, а с 1811 года тяготели к месту формирования Второго калмыцкого полка, поскольку освящали его отправление в поход и счастливое возвращение. На более поздней — 1868 года — литографии неизвестного художника, приложенной к материалам Кумо-Манычской научной экспедиции видно, что эти хурулы обрели каменные сюмэ, расположенные слева и справа от главного здания. За правым крылом колоннады можно заметить еще одно небольшое каменное строение — это придворная часовня нойона. Кроме того, вокруг храма разместились еще несколько культовых построек, субурганов и мани (Субурган — монументальная культовая постройка в виде видоизмененной ступы, распространенная в Тибете, Монголии, Бурятии и Калмыкии. Мани — часовня, в которой находился молитвенный барабан «кюрдэ»), а также кибитки служителей. Все эти постройки вкупе составили монастырский комплекс Хошеутовского хурула. Расположенный на левом берегу Волги, он выглядел очень живописно. 
     В некотором отдалении находилась усадьба Тюменя. Дом был построен на манер петербургских дач — двухэтажный, с мезонином и галереями. Стилизованные черты русского классицизма в его облике перекликались с классическими пропорциями хурула и подчеркивали их. Все строения летом были окружены зеленью садов, что создавало особенно выгодный фон для прихотливого силуэта хурула. 

     Так, в начале прошлого века на левом берегу Волги, на месте, связанном со многими событиями в истории взаимоотношений калмыцкого и русского народов, был воздвигнут памятник их дружбы и боевого братства — Хошеутовский хурул. 

 
 

    В 1818 году строительство Хошеутовского хурула было завершено, а в 1850-х годах известный французский писатель Александр Дюма, проплывая на пароходе по Волге, заинтересовался величественным восточным храмом. Хозяин имения, калмыцкий князь Серебджаб Тюмень не только разрешил известному писателю посещение храма, но и устроил для Дюма праздничный прием и торжественную службу в храме.

Как ехать? Выезжаем на трассу и поворачиваем направо, в сторону Астрахани. Поворот направо, на село Заволжское, не доезжая до Вольного. Далее — асфальтовая дорога через поля, озера и протоки, никуда не сворачивая доезжаем до Речного.